Богдан Гончаренко: «Есть всего семь нот. Твоя гениальная идея — результат насмотренности»

Продуктовый дизайнер — о карьере, переменчивых трендах и проблеме «белого листа».

cover-1-60db3d5cee681966878471.jpg

Приложение на 5 звездочек — удобное, «летает» и приятно глазу. Это итог усилий продуктовой команды, в том числе — дизайнера, который работает с визуальной частью, но должен разбираться в маркетинге, аналитике, тестировании и не только. 

У Богдана Гончаренко — 9 лет опыта в дизайне, 6 из них — в продуктовом. Он работал в SmartLab, 3beep, создавал дизайн продуктов для крупных банков (например, «Сбербанк Казахстан»), телекома, госсектора и стартапов. Сейчас занимает позицию experience designer в EPAM.

Нам Богдан рассказал о развивающих привычках, карьерных траекториях и трендсеттерах в продуктовом дизайне. 

Какие скилы нужны продуктовому дизайнеру 

Эта профессия появилась с переходом физических продуктов в цифровой мир. Такой специалист проектирует и создает диджитал-продукты, а затем улучшает их, анализируя опыт пользователей. Ему нужны навыки из разных направлений:

Собеседуя кандидатов на позиции продуктовых дизайнеров, я часто сталкиваюсь с желанием заниматься только одной задачей, хотя это — лишь часть функционала. Например, ресерч в продуктовом дизайне проводится не постоянно, а периодически — на стадии идеации, валидации гипотезы, запуска и после него. Нужно быть готовым развиваться всесторонне и выполнять разные задачи. 

Весь бизнес-контент в удобном формате. Интервью, кейсы, лайфхаки корп. мира — в нашем телеграм-канале. Присоединяйтесь!

Как начать карьеру в продуктовом дизайне

Среди соискателей популярен миф, что легко «войти в IT» и зарабатывать большие деньги. Это не так. Например, если вы перейдете в продуктовый дизайн из графического после 3–4 лет работы — начинать карьеру придется с «джуниора». 

У многих продуктовых дизайнеров есть IT-бэкграунд: веб-, UX/UI-дизайн, программирование. Кроме того, хороший старт — работа в студии: там есть возможность ознакомиться с продуктами в разных индустриях и понять, что именно вам интересно. 

Я изучал продуктовый подход в дизайне самостоятельно: работая в студии, читал блоги на английском. Первый продукт создавал с командой стартапа в 2015 году — мы запускали онлайн-сервис купонов и скидок. Бюджета на исследования не было, поэтому я сам составил опросник и ходил по городу — расспрашивал прохожих, пользуются ли они сервисами конкурентов, что им нравится, а что — нет. То есть, по сути, проводил бенчмаркинг и создавал продуктовые метрики, еще не зная об этом. 

Где и как развивать карьеру 

Продуктовые дизайнеры востребованы и в крупных компаниях, развивающих диджитал-направление (банки, торговый и телеком-бизнес, госсектор), и в стартапах. Кроме того, больше вакансий открывают студии, которые применяют продуктовый подход в работе над проектами заказчиков. 

По мере карьерного роста меняется зона ответственности и наполнение рабочего дня. Новичок примерно 80% времени работает руками, 20% — коммуницирует с командой и клиентами, а «синьор» — наоборот. Но все зависит от компании. Например, когда я работал в Сбербанке, мы запускали много новых продуктов, поэтому каждый день проводили более 10 встреч с бизнес-оунерами разных отделов.

Рекомендуем почитать:

img.5mifovs-60bf8261d7406783102616.jpg

5 разрушающих мифов о карьере

Читать

Также продуктовые дизайнеры могут продолжить развитие карьеры во фронтенд-разработке, маркетинге, продакт-менеджменте, бизнес-аналитике. 

Сейчас перед продуктовыми дизайнерами, как и перед остальными IT-специалистами, открыты все границы: можно работать на любую страну. Желательно выучить английский для комфортной коммуникации, но и это не всегда обязательно: в той же Кремниевой долине полно стартапов с русскоязычными командами.

Многие мои знакомые уехали работать в американские (например, Google), европейские компании (такие как Intercom в Германии) или делают проекты удаленно. Но нужно быть готовым, что там твой профессиональный уровень оценят ниже, чем в России. Например, у нас за 3 года на позиции дизайнера можно стать «синьором», а там уровень требований выше и рост происходит медленнее. 

Вилка вознаграждения зависит от опыта. Например, в Москве «джуниорам» предлагают 50–70 тыс. рублей, «миддлам» — до 120 тыс., «синьорам» — 180–200 тыс., «лидам» — до 300 тыс. По моему опыту, банковский сектор платит выше рынка.

Как рекрутят продуктовых дизайнеров 

Чтобы оценить компетенции специалиста, на интервью я задаю вопросы про подход к работе, построение процессов, методы исследований, опыт и кейсы. Спрашиваю о базовых понятиях (таких как графика, колористика, композиция, сетки, гештальт). 

Если меня что-то «триггерит» в ответах кандидата — возвращаюсь к теме и задаю вопросы «лавиной», чтобы понять реальный уровень знаний и опыта. 

Профессионализм не всегда соответствует навыкам самопрезентации. Иногда соискатели хотят показаться компетентнее, чем на самом деле. А порой отличные специалисты нервничают и запинаются — поэтому нужно время, чтобы создать доверие и собрать картину по крупицам. 

«Джунов» и «миддлов» найти проще, чем «синьоров». Не только потому, что опытных профессионалов меньше. Многие компании называют «синьорами» и «лидами» дизайнеров, реальные компетенции которых не соответствует этим уровням. Но с каждым годом планка растет, крутых специалистов становится все больше. 

Я не сторонник тестовых заданий. Мы же не говорим бариста: «Налейте мне чашку кофе бесплатно, если понравится — я заплачу сейчас или куплю в следующий раз». Мне достаточно часа общения на собеседовании, и я даю небольшое задание прямо на интервью. Хватает пяти минут, чтобы на деле оценить навыки, логику, скорость мышления, аргументацию решений человека (все это пригодится в коммуникациях с клиентами и пользователями). Не вижу смысла предлагать специалисту тратить 2–3 дня личного времени (а иногда компании дают тесты, которые занимают недели). 

Как получать и применять фидбек от пользователей

Невероятное чувство — видеть, как развивается продукт, в который ты вложил душу. И постоянно получать новые данные, чтобы улучшать свое «наследие». 

Помню, в онлайн-сервисе купонов и скидок мы сделали MVP, подключили «Яндекс. Метрику» и на вебвизоре наблюдали, как его применяют первые пользователи. Я отслеживал моменты, когда они «отваливаются» или долго думают, прорабатывал эти кейсы, тестировал и улучшал продукт. Когда делаешь такое впервые, это «взрывает мозг». 

Но бывает и по-другому. Например, работая в студии, мы с командой полгода создавали объемный интерфейс для крупной телекоммуникационной компании. Я хотел получить фидбек, пообщаться с пользователями, но нам не дали такой возможности. Понятия не имею, что случилось с проектом уже на следующий день. Это грустно.

Однажды знакомый из Кремниевой долины пригласил меня сделать дизайн в своем стартапе. Выбранный для приложения оттенок синего цвета категорически ему не нравился. 

На планерке команды из 12 человек я попросил всех открыть прототип приложения на своих гаджетах — у всех, кроме лидера, оттенок отобразился корректно. Так что нужно убедиться, что у заказчика правильные настройки экрана, а еще можно показать онлайн RGB-палитру и предложить выбрать оттенок. Это касается не только колористики, но и других аспектов. Давая клиенту один вариант, дизайнер обрекает себя на вечные правки. 

Как тренировать насмотренность 

Дизайнер должен развивать насмотренность. Но не в попсовом смысле — просто смотреть картинки на Dribbble или Pinterest. А декомпозировать все увиденное, будь то концепт, сайт студии или интернет-магазин. Разбирать на элементы и анализировать, почему авторы сделали именно так? Почему здесь использовали неоморфизм, а здесь — флэт-дизайн? Уместно ли применить этот эффект в своем продукте? 

Декомпозиция работ конкурентов — это основа бенчмаркинга. С четырех ракурсов: собственно дизайна, опыта пользователей, технологических и бизнес-решений. 

Так устроен мозг: он все сохранит и выдаст в контексте подходящего проекта. Покажется, что это твоя гениальная идея, но на самом деле — результат рефлексии того, что ты уже знаешь. Нот всего семь. 

Сталкиваясь с проблемой «белого листа» (когда не понимаешь, с чего начать), новички допускают ошибку: судорожно собирают информацию и «выдавливают» из себя идеи. Когда-то так делал и я, но это не работает. Лучше встать из-за рабочего места и отвлечься. 

Идеи свободно приходят, когда мы не сфокусированы на них. Но такое получается с опытом: чем больше кейсов, «правильной» насмотренности, тем проще и быстрее всплывают нужные образы. Это как с любимой песней: если кто-то спросит о ней — сразу и не вспомнишь, а когда ляжешь спать — она сама «заиграет» в голове. В дизайне — те же психологические принципы.

Рекомендуем почитать:

img.product-5f4e3e4c34adf954161631.jpg

Продуктовые метрики: что это такое и зачем они нужны

Читать

Инсайт может прилететь откуда угодно. Дизайнеру важно оставаться исследователем по жизни — в смысле не ресерча, а любопытства. 

Я анализирую не только цифровые продукты. Когда иду по городу — замечаю интересные элементы архитектуры. Захожу в дом — рассматриваю решения в интерьере. Галереи, концерты, постановки, перформансы... Подход к опыту пользователя можно отслеживать везде — даже в том, как открывается дверь в машину или включаются краны в уборных ресторанов. 

Я слышал историю про вдохновение от одного кандидата-дизайнера, которого не взял в команду: нужно четыре часа, чтобы настроиться на волну и приступить к задачам. То есть половину рабочего времени человек ждет музу. Не верю в это. Но знаю, что с опытом и развитой привычкой рефлексировать увиденное дизайнер работает все продуктивнее. 

Как топовые продукты задают тренды в дизайне

Мода в дизайне тоже циклична. Более 10 лет назад в тренде были скевоморфизм — и 1–2 года назад он вернулся. В продуктовом дизайне есть сильные трендсеттеры, и большинство продуктов подхватывают их решения. Например, гласс-морфизм использовали в Apple, но Microsoft применили его в своей дизайн-системе раньше, однако об этом мало кто говорит.

«Рокетбанк» отлично работал с визуальной частью, юзабилити и кастомизацией: можно было менять фон, иконку, аватарку, рамку. Но главное — функциональность приложения (например, опция хранения сканов нужных документов). Жаль, что продукт закрылся. Свежее решение использовали и в Revolut — скандинавская палитра и минимализм, ни одного лишнего элемента.

Из своих продуктов предмет моей гордости — масштабный проект, интерфейс отслеживания посылок для Национальной почтовой службы. Мы плотно коммуницировали с сотрудниками, у которых было много проблем со старым интерфейсом, включавшим сотни страниц документации. Наш продукт помог наладить удобную работу нескольких тысяч сотрудников и своевременную доставку сотен тысяч посылок.

Тенденции в дизайне переменчивы. Нужно стремиться к юзабилити — чистоте, понятности, доступности интерфейсов. А еще, надеюсь, в тренде будет инклюзивность — например, разработка продуктов с учетом разных потребностей людей: имеющих нарушения зрения (дальтонизм, слепоту), физические ограничения (такие как невозможность выполнять операции руками), левшей.